Подписка
Введите свою почту, нажмите на кнопку "Хочу подписаться" и Вы будете первыми узнавать о новых сказках на сайте!

Archives
Для малышей:
Рейтинг@Mail.ru

PostHeaderIcon ПРЯНИЧНЫЙ домик (немецкая сказка)

ПРЯНИЧНЫЙ домик (немецкая сказка)
Жил на лесной опушке дровосек с женою и двумя детьми. Мальчика звали Гензель, а девочку Гретель.
Жена дровосека была им не мать, а мачеха.
Бедный был дровосек. Плохо жил. Даже куска хлеба часто не было у него в доме. И жена его тогда оставалась голодная, и дети.
Вот как-то вечером лежит он в кровати, не спит, а все с боку на бок переворачивается.
— Что ты не спишь? — спросила его жена. — Что ты все с боку на бок ворочаешься?
А дровосек вздохнул и сказал:
— Не знаю я, что делать, как детей прокормить. Нам и самим-то есть нечего.
Выслушала его жена и говорит:
Заведем завтра утром Гензеля и Гретель в самую чащу леса. Разведем там костер и дадим им по кусочку хлеба. А сами пойдем на работу и оставим их одних. Не найти им будет обратно дороги! Вот мы от них и избавимся.
— Нет, жена, что ты! — ответил дровосек. — Никогда я так не сделаю: жалко мне детей. Вдруг придут волки или медведи и съедят их. Нет, не могу я так сделать.
А жена ему говорит:
— Глупо ты рассуждаешь. Что же, разве лучше будет, если мы все четверо с голоду помрем?
Стала она его уговаривать. Слушал он ее, слушал, а потом заплакал и сказал:
— Жалко мне деток, да что поделаешь. Ты права — отведем их завтра в лес.
А Гензель и Гретель лежали в кроватях и тоже не могли заснуть от голоду. Они слышали, как мачеха уговорила отца отвести их в лес. Заплакала Гретель горькими слезами и сказала Гензелю:
— Бедные мы с тобой, бедные! Съедят нас в лесу волки и медведи. Что нам теперь делать?
— Ничего, Гретель, не плачь, — ответил Гензель. — Ты спи, а я подумаю, как нам избавиться от беды.
И вот, когда мачеха и отец заснули, встал Гензель с кровати, оделся, отворил дверь и вышел из дому.
На небе ярко светил месяц. Белые камешки во дворе блестели под его лучами, словно денежки.
Гензель стал собирать эти камешки и скоро набил ими себе полные карманы. Потом он вернулся домой и лег спать.
Чуть только начало светать, пришла мачеха и стала будить детей.
— Вставайте, лентяи! — говорила она. — Нужно идти в лес за дровами.
Потом дала им по кусочку хлеба и сказала:
— Этот хлеб будет вам вместо обеда. Смотрите, только сейчас его не ешьте, все равно я больше не дам.
Гретель взяла весь хлеб и спрятала себе под фартук. Бензелю ведь некуда было спрятать хлеб: у него оба кармана были набиты камешками.
Потом все они отправились в лес — и отец, и мачеха, и Бензель, и Бретель.
Вот идут они по дороге, а Бензель все время оглядывается на дом.
Отец ему говорит:
— Что ты, Бензель, все оборачиваешься и отстаешь? Иди-ка поскорее.
— Я, батюшка, — отвечал Бензель, — посматриваю на свою белую кошечку. Сидит она на крыше и так жалостно смотрит на меня, словно прощается.
— Не болтай глупостей, — строго сказала ему мачеха. — Вовсе это не твоя кошечка, это белая труба блестит на солнце.
А Бензель ведь совсем не из-за кошечки останавливался. Он останавливался, чтобы бросать на дорогу белые камешки.
Вот пришли они в самую чащу леса, и дровосек сказал:
— Ну, дети, собирайте хворост. Я разведу костер, чтобы вы не озябли.
Бензель и Бретель набрали хворосту. Отец разжег костер, а мачеха сказала:
— Ложитесь и спите, а мы, когда нарубим дров, вернемся за вами.
Бензель и Бретель сели у костра и долго смотрели, как потрескивают и вспыхивают сухие сучья.
В полдень они съели хлеб, а потом стали поджидать отца и мачеху. Они все время слышали стук топора и думали, что это где-нибудь невдалеке работает отец. А постукивал-то вовсе не топор, а сухой сук, который отец подвязал к старому дереву. Сук раскачивало ветром, он ударялся о ствол и стучал.
Сидели они, сидели, смотрели на огонь, смотрели и наконец, уснули. А когда проснулись, в лесу было уже совсем темно. Гретель испугалась и стала плакать.
— Гензель, пропали мы с тобой в лесу, — говорила она, — не найти нам теперь дороги домой.
А Гензель ее утешал:
— Не плачь, милая Гретель, не плачь! Вот взойдет месяц, станет светлее — мы и выберемся из лесу.
И верно, скоро взошел месяц. Взял Гензель Гретель за руку и отправился искать дорогу по камешкам, которые блестели, словно денежки. Всю ночь шли они, а на рассвете пришли к отцовскому дому и постучались в дверь.
— Кто там? — спросила мачеха.
— Это мы, Гензель и Гретель, - ответили дети.
Мачеха впустила их в дом и стала ругать:
— Вы сони, вы дрянные дети. Что это вы в лесу застряли?
А дровосек очень обрадовался, когда увидел Гензеля и Гретель. Ему было их очень-очень жалко. Ведь это были его родные дети.
Прошло несколько дней, и вот опять в доме у дровосека нечего стало есть. Не было ни хлеба, ни молока, ни каши. И начала мачеха снова уговаривать мужа:
— Надо нам все-таки отделаться от детей, а то мы и сами с голоду умрем. Давай заведем их в лес подальше, да там и оставим.
И опять дровосек долго не соглашался, а потом тяжело вздохнул и сказал:
— Что же, пусть будет по-твоему.
А дети и на этот раз не спали и слышали весь их разговор.
Когда отец с мачехой заснули, встал Гензель с постели и хотел пойти во двор, чтобы набрать камешков. Да только выйти ему не удалось. Дверь оказалась закрытой. Тут Гретель заплакала горько-горько.
Но Гензель сказал ей:
— Не плачь, милая Гретель, я что-нибудь придумаю.
Рано утром мачеха разбудила их и говорит:
— Вот вам по кусочку хлеба на дорогу. Сейчас мы опять пойдем в лес.
Гензель свой хлеб не стал есть, а раскрошил и спрятал в карман.
Вот идут они по дороге, а Гензель все время оглядывается на дом. Отец ему говорит:
Что ты, Гензель, все оборачиваешься и отстаешь? Иди-ка скорее.
— Я, батюшка, — отвечал Гензель, - посматриваю на своего белого голубка. Сидит он на крыше и на меня так жалостно смотрит, словно прощается.
— Не болтай глупостей, — говорит ему мачеха. Вовсе это не твой голубок, это белая труба блестит на солнце.
А Гензель-то ведь потому останавливался, что все время бросал на дорогу крошки.
Завела мачеха Гензеля и Гретель еще дальше в лес, разожгла костер и сказала:
— Сидите здесь, мы вечером придем за вами.
Дети подсели к костру и скоро заснули.
А когда проснулись, было уже совсем темно, настала ночь, и костер потух.
Тут Гретель стала опять плакать:
— Бедные мы с тобой, Гензель, несчастные, пропадем мы в лесу!
А Гензель говорит:
— Не плачь, милая Гретель! Вот взойдет луна, мы и отыщем дорогу по хлебным крошкам.
Когда взошла луна, отправились они искать дорогу. Искали ее, искали, но так и не нашли. Днем слетелись со всего леса птицы и поклевали хлебные крошки. Что тут было делать?
Всю ночь ходили Гензель и Гретель по лесу. Всю ночь и целый день никак не могли выбраться из лесу.
Под вечер так они устали, что легли под широким дубом и заснули.
А утром проснулись дети и видят: сидит на ветке белоснежная птичка и поет веселые песенки.
Потом вспорхнула птичка с ветки и медленно-медленно полетела. Встали Гензель и Гретель с земли, и пошли за птичкой.
Шли они, шли и, наконец, пришли к избушке. Смотрят, а избушка-то не простая. Она вся из хлеба сделана, крыша у нее из пряников, а окошки — из сахара.
Гензель говорит:
- Ну вот, мы сейчас и поедим. Я примусь за крышу, а ты, Гензель, окошки ешь.
Начали они лакомиться крышей и окошками. Вдруг слышат — спрашивает их кто-то из избушки скрипучим голосом:
Кто там ходит под окном?
Кто ко мне стучится в дом?
А Гензель и Гретель отвечают:
Это ветер, ветерок,
Мишка, зяблик и сурок.
А сами снова едят.
Вдруг отворилась дверца, и вышла из избушки старуха, старая-престарая, с клюкой в руках. Гензель и Гретель очень испугались. Старуха посмотрела на них и говорит:
— Не бойтесь, детки, заходите ко мне, я вам зла не сделаю.
Вошли дети в избушку и видят: накрыт там большой стол, а на столе молоко стоит, сахарное печенье, яблоки и орехи. Поели они, попили, а потом легли спать на мягкие чистые постели.
А старуха-то знаете, кто была? Она была злая ведьма. Она ведь только сначала прикинулась такой ласковой.
Глаза у нее были красные, видели плохо, а нюх был тонкий, как у собаки. Она еще издали носом чуяла, что Гензель и Гретель идут к ее дому. Она даже сказала про себя: «Ну, этих-то я съем, эти достанутся мне на обед!»
Утром ведьма стащила Гензеля с кровати и заперла его за решетчатой дверью. А потом разбудила Гретель и говорит:
- Ну, вставай скорее, лентяйка! Иди, наколи дров, воды принеси, печь растопи и вари своему брату вкусный обед. Я хочу, чтобы твой брат стал пожирнее, тогда я его съем...
Заплакала бедная Гретель. Но что было делать, пришлось ей исполнять приказание злой ведьмы.
Сварила она курицу и отнесла Гензелю. А Гензель мясо съел, кости выбросил и спрятал только одну тоненькую косточку.
На другой день рано утром ведьма подошла к стойлу и крикнула Гензелю:
- Ну-ка, Гензель, протяни мне свой палец! А Гензель взял да и протянул ведьме вместо пальчика косточку. Ведьма плохо видела, пощупала косточку и сказала:
- Ох, какой худенький пальчик! Плохо же ты жиреешь.
На следующий день ведьма опять пришла и снова велела Гензелю протянуть палец.
А Гензель и на этот раз подсунул косточку.
Так прошло целых четыре недели. Каждый день носила Гретель брату обед, и каждый день приходила ведьма смотреть, не разжирел ли Гензель.
Наконец ведьме надоело ждать.
Рано поутру велела она Гретель подвесить на крюк котел с водою и развести под ним огонь.
Потом ведьма сказала:
- А теперь, пока греется вода, надо будет посадить в печь хлебы. Полезай-ка, Гретель, в печь, посмотри, хорошо ли она топится.
А Гретель говорит:
— Я, бабушка, не могу в печь залезть, она очень узкая.
— Что ты выдумываешь!— рассердилась ведьма. — Смотри, даже я могу туда забраться.
Сказала так ведьма и полезла в печку.
А Гретель толкнула ее сзади посильнее. Упала ведьма в огонь и завыла. Захлопнула Гретель заслонку и сказала:
— Гори, ведьма, гори!
А сама побежала к брату, открыла дверцу и крикнула весело:
— Выходи, Гензель, поскорее, мы с тобой спасены! Ведьма в печке сгорела!
Как они прыгали, как обнимались, как целовались на радостях!
Потом вошли дети в избушку. А в избушке по всем углам стояли сундуки с жемчугами да с брильянтами. Гензель набил себе карманы брильянтами, а Гретель насыпала полный фартук жемчуга. Радостные и веселые пошли они домой. Два часа шли они по лесу, и вышли на берег большого озера. А на озере не было ни мостика, ни лодки. Что тут делать?
- Смотри-ка, смотри, — говорит Гретель Гензелю, - вон уточка плывет. Попросим ее перевезти нас.
Крикнула она уточке:
- Нету мостика нигде,
Ты свези нас по воде!
Подплыла уточка к берегу и перевезла их по очереди на другую сторону. А там они скоро и домой добрались.
Дровосек жил теперь в домике на лесной опушке один. Жена у него умерла, и он очень тосковал без Гензеля и Гретель.
Бросились Гензель и Гретель на шею к отцу. Стал он их обнимать и целовать. Отдали они ему все брильянты и жемчуга и зажили с тех пор счастливо и хорошо.
Тут и сказке конец.

Аудиоверсия сказки: 



Не всегда срабатывает с первого раза после нажатия треугольника.


Понравилось? Поделитесь этой информацией с друзьями!:

На главную

Оставить комментарий

Будьте на связи:

Кликните на иконку соц. сети, чтобы подписаться на обновления.


Подарок от Няни Мамо: эту книгу Вы можете получить с 50% скидкой (по акции) ЗДЕСЬ.
Дополнительные скидки могут получить: родители детей инвалидов, родители детей находящихся при смерти, семьи с 4-мя и более детьми, работники в сфере культуры и образования со стажем более 10 лет, церковные служители и духовные наставники со стажем более 10 лет, учёные, доктора и деятели науки со стажем более 10 лет Если вы попадаете в какую-либо из категорий, то приготовьте сканированные документы, подтверждающие эту информацию и напишите заявку на скидку, нажав на ссылку "способы прилично сэкономитьКак получить книги дешевле" ЗДЕСЬ.
Хостинг для WordPress сайтов